Главная     История ДУМ РБ     Видеогалерея     Молодежный отдел     В помощь имаму     Контакты     

История ДУМ РБ



В августе 1992 года произошло важное событие в жизни мусульман Башкортостана – в республике было образовано республиканское мусульманское духовное управление. В тот момент мало кто знал, что мусульманское духовное ведомство Башкортостана насчитывает несколько десятков лет. История создания его сложна, порой противоречива, она таит в себе имена героев, жертв политических репрессий, так называемых «врагов народа». В 1936 году Духовное управление мусульман Башреспублики было полностью разгромлено, последний муфтий – расстрелян, свидетельства его существования – уничтожены. Но это не отменяет реального исторического факта – в декабре 1917 года мусульмане Башкортостана были объединены под эгидой Башкирского правительства. А в декабре 2007 года мусульмане республики будут отмечать 90-летие образования Духовного управления мусульман Республики Башкортостан.

Создание управления

В июле–декабре 1917 г. в Оренбурге состоялись три Всебашкирских съезда. На этих съездах были определены границы автономного Башкурдистана, система его управления, взаимоотношений с Российской Федерацией, положения о государственных институтах Башкирской территориально-национальной автономии.В плане интересующего нас вопроса съезды признали, что во всех частях Российского союза церковь должна быть отделена от государства.

Первый съезд (20–27 июля 1917 г.) принял положение о духовных школах, которые вместе с учителями должны находиться в ведении избранного населением коллегиального управления, а последнее – при духовном управлении. Каком? Было решено, что необходимл создать самостоятельное духовное управление мусульман Башкурдистана и подготовить соответсвующее положение.

Второй Башкирский съезд, состоявшийся 25–29 августа того же года, постановил, что «... ввиду того, что в вопросе управления духовными делами и делами просвещения интересы башкирского народа не противопоставляются интересам волжских мусульман, национальные налоги, кои будут взиматься для удовлетворения потребностей просвещения и духовных дел башкир, должны взиматься через их шуро и доставляться в Оренбургский Махкаман Ширгия».

Третий съезд проходил с 8 по 20 декабря 1917 г. в Оренбурге. Он был объявлен Учредительным курултаем, утвердил провозглашенную 15 ноября 1917 г. Центральным Башкирским шуро национальную автономию Башкурдистана, учредил Башкирское правительство, которое для башкир считается постоянным. Постановление номер XII курултая конституирует Закон о религии.

Фарман Башкирского Учредительного Курултая по религиозным вопросам 8–20 декабря 1917 г.
  1. Религия отделена от государства. Государство не обеспечивает и не назначает духовенство.
  2. Правительство все религии в Башкурдистане признает равноправными общественными учреждениями и в общих положениях считает их одинаковыми.
Об управлении духовными делами Ислама
  1. Мусульмане Башкурдистана организуют общее духовное управление и союз.
  2. Основы и положения духовного управления вырабатывает духовный Курултай, но до окончательной организации общего Духовного управления и выработки основ закона, первый Курултай Башкурдистана вырабатывает временное положение.
  3. Будущий духовный Курултай может изменить эти основы и выработать их по своему усмотрению, но все же во всех обязательствах духовный Курултай не может вынести решения против постановления Башкурдистана об отношении религии к Правительству (государству) и об основе гражданского закона.
  4. Следующий духовный Курултай организует обложение на нужды духовных дел.
  5. Духовное управление, будучи автономным, по своей линии имеет право открывать духовные и другие духовно-культурные и просветительные учреждения (мектебе, медресе, библиотеки и прочие).
Временное положение о Духовном управлении предусматривает выборность приходских, юртовых (волостных) и кантонных мусульманских управлений и их представительство на духовном Курултае. Каждое кантонное управление может иметь свою канцелярию, возглавляемую председателем – казыем, и самостоятельно решать религиозные вопросы. Курултай избирает Духовное управление мусульман Башкурдистана и его главу – муфтия, шейх-уль-ислама. Духовное управление само распоряжается денежными средствами, собранными в приходах Башкурдистана для пользы последних, назначает содержание муфтию, кантонным, волостным и приходским председателям управлений.

В подготовке этого документа принимали участие многие духовные деятели, среди них – Р. Фахретдинов. В 1918 г. обязанности председателя исполнял Сагит Мрясов, которого Заки Валидов называл «наш муфтий».

2 октября 1918 г. состоялся съезд Башкирского духовного управления, который утвердил распределение приходов по кантонным управлениям.

Кантонными казыями стали:

Имам Бакир Гайсин – Токчуранский кантон,
Имам Габдрашит Гумеров – Семиродный кантон,
Имам Хабиб кулуй Султангужин – Кипчакский кнатон,
Имам Зилнур Татигачев – Юрматынский кантон,
Ахун Мирсаяф Алчинбаев – Усерганский кантон,
Имам Абубакир Хусаинов – Бурзянский кантон,
Имам Мухамед-Габдулхай Курбангалиев – Аргаяшский кантон,
Имам Ахмедвали Габдулбакиев – Яланский кантон.

Председательствовал на съезде Сагит Мрясов.

Многие муллы, вошедшие в башкирское духовное управление, воевали с 1918 г. на стороне правительства Валидова. Среди них Агишев Ишммухамет, Аиткулов Хамидулла, ишан Айдаров Харрас, Зиянбатов Шакир, Ишкинин Габбас, Субхангулов Мухаммет, Тагиров Нурлыагзам, мулла Урманов и другие.

Причины создания собственного независимого духовного управления отнюдь не сводились к стремлению иметь именно национальное башкирское ведомство. Напротив, организаторы его подчеркивали, что национальные интересы ведомством будут подчинены религиозным, а само ведомство должно быть независимым от правительства Башкортостана: «Если пока Духовное управление мусульман Башкортостана стоит под опекой правительства Башкортостана, но со временем его деятельность будет абсолютно самостоятельной. Его будут избирать только лишь религиозные деятели, духовенство и представители приходов. Оно, в отличие от Уфимского Духовного управления, считающегося с политикой Национального управления*, не будет связано с правительством, и не будет его органом. < ... > Папа у католиков не составляет какого-либо организованного правительства, вмешивается лишь тогда, когда в какой-либо точке мира возникают вопросы, касающиеся католиков. Папа не различает итальянцев, французов и немцев. Башкиры желают поставить деятельность мусульманского духовенства тоже в этом духе, и чтобы Духовное управление мусульман Башкортостана [занималось] такой деятельностью. Условием осуществления этого является независимость Духовного управления от любых национальных органов управления или правительства».

Однако к идее создания автономного духовного управления разные течения башкирского национального движения относились по-разному. Известно, что в башкирской политической жизни имело место резкое противостояние между правительством Башкирской автономии Ахмед-Заки Валидова и группой сторонников Мухаммед-Габдулхая Курбангалиева*. Многие аргаяшские башкиры, придерживаясь доводов М.-Г. Курбангалиева, считали, что выделение башкирского населения в автономную часть Российской республики не должно состояться . Национальное устройство башкир мыслилось М.-Г. Курбангалиевым и его сторонниками (они представляли башкирское население Давлетбаевской, Мавлютовской, Метелевской и Мухаметкулуевской волостей Челябинского уезда, которые составили впоследствии Аргаяшский кантон Малой Башкирии) как культурно-национальная автономия. Главной задачей, считали они, было быстрейшее создание автономного духовного управления. «... Особенно желательно образование самостоятельного духовного управления, чтобы выйти из подчинения татарскому магометанскому управлению, так как это было одним из источников татарского засилья над башкирами», – пишут в своем прошении от 31 октября 1918 г. в адрес министра внутренних дел Сибирского правительства М.-Г. Курбангалиев, И. Гадильшин, С. Ахмеджанов и Ш. Фахрисламов как уполномоченные вышеупомянутых волостей Челябинского уезда. С этим прошением они прибыли в Омск. Объясняя «причины, побудившие башкирский народ образовать самостоятельный Башкурдистан», Курбангалиев в личном письме в Сибирское временное правительство от 9 января 1919 г. пишет, что это:
... 1) Возможность проникновения большевистской заразы в Башкирию.
2) Возможность социализации башкирских земель.
3) Возможность татарского ига, в случае создания Общемусульманского Правительства, путем захвата власти со стороны татар.

В этом же письме он сообщает, что башкиры Давлетбаевской волости постановили «... оторваться от Башкурдистана, стремясь территориально присоединиться к Сибири, так как всякие социалистические болтовни нам беспартийным чужды». Далее Курбангалиев пишет: «В скором времени я постараюсь прислать Вашему Превосходительству копию с постановления Учредительного съезда Башкурдистана по духовным вопросам. Постановление это составлено нами на Учредительном съезде, думаю, что таковое будет хорошим материалом при составлении положения об организации духовного управления Башкирии» (речь идет о вышеупомянутом постановлении третьего Учредительного курултая).

Таким образом, именно М.-Г. Курбангалиев и его сторонники наиболее активно отстаивали идею башкирского духовного управления и принимали непосредственное участие в разработке положения об управлении, принятого на третьем Всебашкирском съезде. Одним из побудительных мотивов создания такого управления было стремление достичь независимости от центрального духовного ведомства мусульман, которое зарекомендовало себя в глазах башкир инициатором создания Волжско-Уральских штатов.

Последовавшие затем политические события надолго отложили созыв духовного курултая башкир-мусульман. В феврале 1919 г. башкирские войска по соглашению между Башревкомом, возглавляемым А.-З. Валидовым, и Советским правительством перешли на сторону Красной Армии. М.-Г. Курбангалиев возглавил башкирские войска в армии Колчака. Таким образом Мухамед-Габдулхай Курбангалиев и Ахмет-Заки Валидов уже окончательно оказались по разные стороны фронта. Действовавшее в составе правительства автономного Башкурдистана мусульманское духовное ведомство перешло к Советам вместе с башкирскими войсками.

23 марта 1919 г. была провозглашена Советская Автономная Башкирская республика – Малая Башкирия. В Аргаяшский кантон Малой Башкирии вошли и волости Челябинского уезда, население которого так опасалось именно подобного исхода дела и на своих сходах в сентябре-ноябре 1918 г. приняло решение подчиниться не правительству Башкортостана, а Временному cибирскому правительству.

С вхождением Малой Башкирии в Россию на правах автономной советской республики на всю ее территорию распространились законы РСФСР, в том числе и закон об отделении церкви от государства и школы от церкви. Но сложная военная обстановка не располагала к осуществлению советского законодательства. До августа 1919 г. Башвоенревком, ввиду военных действий в Башкирии, находился в разъездах, а вместе с ним и башкирское духовное ведомство (Временное духовное управление), которое пользовалось материальной и моральной поддержкой Башвоенревкома. Башвоенревком узаконил дни мусульманских праздников как нерабочие, содействовал проведению ураза и курбан байрама в местах боевых действий.

Так, 8 июля 1918 г. распоряжением за № 321 Башвоенсовета, пребывавшего в то время в Челябинске, член совета Файзурахман Габитов был командирован на фронт «... для оказания помощи к приготовлению праздника Ураза-байрам».

Члены духовного ведомства находились в этот сложный период на довольствии башкирского правительства. Председатель Совнархоза Карамышев из средств Башвоенревкома выдал духовному ведомству десять тысяч рублей «... до возвращения на территорию Башкирии. ... В случае невозможности получить деньги от духовного ведомства, таковые списать и считать потерянными», – говорится в расписке.

Невозможность выйти из-под опеки правительства объясняется чрезвычайной экономической слабостью башкирских приходов в силу общей нищеты башкир в целом. Об этом писала башкирская пресса, подчеркивая, что в таких условиях башкирским приходам надо думать не об увеличении числа мечетей, а о дальнейшем образовании среди башкир, овладевании прибыльными профессиями, навыками. От имени Духовного управления газета Башкортостана предупреждала о том, что дробление приходов является опасным для мусульман республики:«Дробление приходов, увеличение числа мечетей, построенных кое-как, размножение мулл и назначение их в нужное и ненужное место было до сих пор самым большим злом российских мусульман. < ... > Надо сказать правду: в отношении наличия денег башкирский народ намного беднее других мусульман (здесь мы не говорим о природных богатствах государства), состояние приходов намного хуже, чем в других местах, муллы тоже не обеспечены. Несмотря на это часто встречаются попытки раздела приходов из-за взаимных конфликтов или доносов. Не успело Духовное управление Башкортостана открыться и приступить к работе, к нему посыпались приговоры и просьбы о разделе приходов, строительства мечетей».

В марте 1921 г. в селе Аллагуват Стерлитамакского кантона Башкирское духовенство провело съезд мусульман Малой Башкирии, который был провозглашен Духовным курултаем и учредил Духовное управление мусульман Башкирии. Муфтием Башкирского духовного управления был избран мугаллим Мансур Халиков*.

Башкирскому духовному управлению были подведомственны мусульманские приходы в трех кантонах Малой Башкирии – Аргаяшском, Зилаирском, Тамьян-Катайском, частично – в остальных, главным образом в Стерлитамакском. Кроме того, управление имело влияние на прилегающие казахские приходы и один мухтасибат в Татарии (территория бывшего Мензелинского уезда). Резиденция управления находилась в Стерлитамаке, в здании правительства Малой Башкирии.

Тем временем, в Уфимской губернии духовная жизнь башкирского и татарского населения строилась по законам Советской власти. Часть мусульманского духовенства Уфимской губернии, Урала и Поволжья, занимавшего крайне непримиримую позицию по отношению к советам, ушла вместе с армией Колчака в Сибирь. Среди них были 32 известных имама Уфимского, Белебеевского, Бирского, Мензелинского, Златоустовского уездов Уфимской губернии.

Пути Башкирского духовного управления и Центрального духовного ведомства мусульман Внутренней России и Сибири (далее в тексте – БДУ и ЦДУМ) пересеклись в 1922 году. С расширением границ БАССР (путем слияния Малой Башкирии с Уфимской губернией) БДУ пытается распространить свое влияние на всю территорию Башкирской республики, вступая в соперничество с Центральным ведомством. Летом 1923 г., с 10 по 17 июня, башкирское духовенство созывает съезд мусульман БАССР, проходивший в одни и те же дни с общероссийским мусульманским съездом. В проведении съезда поддержку духовенству оказал Наркомат внутренних дел БАССР и лично Ш. Худайбердин. В день открытия съезда в адрес НКВД БАССР была отправлена благодарственная телеграмма, в которой говорилось: «... от духовенства и представителей бедного башкирского народа съезд посылает свою благодарность башкирскому народному комиссариату внутренних дел. Духовенство Башкирской республики радуясь на то свержение самодержавия, которое посылало работать своих миссионеров среди мусульман против религии Ислама (Магомета), посылает свои привет ... Мы, угнетенное духовенство угнетенного народа, увидев равенство и свободу, и решение свободно свои желания во 2-м съезде духовенства Башкирской республики, мы от души приветствуем Советскую власть. Да здравствует Башкирская Советская Социалистическая республика. Да здравствует Российская Социалистическая Федеративная Советская республика.
Председатель съезда духовенства Башреспублики Г. Гафури. Секретарь Бакиров. 1923 г. 10 июня» .

Съезд принял резолюцию об организации Духовного управления «специально для Башреспублики», о чем извещает БашЦИК, а тот – Наркомнац.

Письмо Башкирского духовного управления в БашЦИК:
Башкирское Центральное
Духовное Управление
21 июня 1923 г.
№ 34 Копия
Перевод
В Башкирский Центральный Исполнительный Комитет
Сим извещается, духовный съезд представителей населения Башкирии, происходивший 10–17 июня, для рассмотрения духовных дел народов Башреспублики организовал Башкирское Центральное Духовное Управление, поэтому никакие другие духовные управления не имеют право сноситься с Вами по делам, касающимся религии, и просим по религиозным вопросам вести дела исключительно через Башкирское Духовное Управление. Вместе с тем просим довести до сведения Центрального Наркомнаца об организации специально для Башреспублики Духовного Управления.
Председатель Управления Абдулнасыр Загидов,
член: Мутыгулла Гатай*.
Верно: Зав. общ. делопроизводством ВЦИК (подпись) Гладилин
Резолюция Предбашцика:
Копию направить в Наркомнац для сведения и для уведомления, что имеется Башкирское Духовное Управление. Предбашцик. Кушаев.
Верно: Зав. общим делопроизводством (подпись) .

Организаторы съезда еще раз подтвердили свое стремление к обособленности от центрального мусульманского ведомства. В глазах башкир оно было и оставалось проводником политики центральной власти и одновременно органом, в котором «царило засилье татарского духовенства». И хотя в ЦДУМ ситуация значительно изменилась, отделенческая тенденция башкирского духовенства сохранилась.

Ярым противником ЦДУМ был Мутыгулла Гатауллин (в вышеприведенном документе – Гатай), вскоре после съезда сменивший А. Загидова и ставший муфтием, председателем БДУ. Лидерство М. Гатауллина среди башкирского духовенства не было случайным. Он был аргаяшским башкиром (по переписи 1926 г. числился мещеряком, муфтием), уроженцем села Кунашак, которое вошло в Аргаяшский кантон Башкирии. Мутыгулла Гатауллин происходил из зажиточной семьи муллы, братья его, как и он сам, также были муллами деревни Кунашак. До 1922 г. он занимал должность имама мечети первого мусульманского прихода Кунашака . Это был довольно энергичный и предприимчивый человек. После Курбангалиева Мутыгулла Гатауллин (его называли просто Мутыгулла, или Гатай) стал духовным и идейным лидером аргаяшских башкир. С М.-Г. Курбангалиевым его связывали дружеские отношения, он был учителем последнего, и после бегства Габдулхая справлялся о нем через знакомых, пытался наладить переписку. Следует подчеркнуть, что в среде аргаяшских башкир Габдулхай Курбангалиев был по-прежнему почитаем, многие ждали его возвращения. Симпатизировавшие Курбангалиеву лица находили поддержку у представителей власти Аргаяшского кантона, да и среди самих руководителей так называемых «северных кантонов» (Аргаяшского и Яланского) были его сторонники. Например, заведующий Яланским земотделом, член кантревкома Хадисов был арестован в 1920 г. Аргаяшским ЧК как один из ближайших помощников Габдулхая Курбангалиева. В сентябре секретарь Мухаметкулуевской волостной ячейки РКП(б) возбудил перед Аргаяшским канткомом партии ходатайство о немедленном аресте некоего Мухаммеда Юнусова, который «... является ярым приспешником контрреволюционера Курбангалиева и нетерпимо ожидает Абдулхая Курбангалиева» .

В 20–30-е гг. между сторонниками обоих духовных управлений шла непримиримая борьба за сферы влияния в БАССР, за приходы, здания мечетей и, особенно, за здание, в котором находилась резиденция российского муфтия Р. Фахретдинова. После проведения съезда в 1923 г. Башкирское духовное управление переехало из Стерлитамака в Уфу. Оно поставило своей целью перевести все мусульманские приходы республики в свое ведомство. Этот вопрос неоднократно ставился перед правительством Башкирской автономии. Обсудив вопрос о местонахождении ЦДУМ, Президиум БЦИК на заседании 11 декабря 1923 г. постановил просить ВЦИК о переводе Центрального духовного управления мусульман Внутренней России и Сибири из Уфы в Казань или Москву. С инициативой выступил нарком внутренних дел Башкирии Ш. Худайбердин . Однако это решение не было реализовано, оно не учло реальных государственно-религиозных отношений, которые именно в этом вопросе имели давнюю традицию и устоявшиеся аргументы в пользу сохранения центрального российского мусульманского ведомства в Уфе, а не в другом месте* .

Башкирское духовное управление было поддержано значительной частью мусульманского духовенства Башкирии независимо от национальной принадлежности. В ведении Башкирского духовного управления по состоянию на 1927 год насчитывается более 50 приходов, официально зарегистрированных Административным отделом НКВД.

Имамы и муэдзины Башкирского духовного управления в 1927 г.

Название волости Название деревни Имя служителя культа
Уфимский кантон
1 Ибраевская Урта-Хажит Шариф Сахбиев
2 Иглинская Марми Мирсаид Ахмадуллин
3 Иглинская Сртлаба Кашаф Джафарсадык
4 Булекей-Кудейская Янги-Куль Габдулла Мифталь
5 Булекей-Кудейская Башкурдшиды Мансур Насретдинов
6 Калкашевская Янги-Калкаш Саяхуддин Булатов
7 Калкашевская Янча Габдулкаюм Рахимов
8 Калкашевская Алка Мухамед-Закир Гадельшин
9 Кармаскалинская Югары-Тамак Хатим-Мустафа Мусин
10 Макаровская Ташбуган Нагим-Абдрахман
11 Степановская Карашиды Мухамедхан Абдулнафиков
12 Степановская Янгиман Шарафуддин Ишанов
Зилаирский кантон
13 Акъяровская Ишаново Фазлуддин Сарлыбаев
14 Купсяковская Алмасово Фазлуддин Сагитов
15 Купсяковская Купсяк Хасан Сабиров
16 Салиховская Худайбенда М-Зариф Амирханов
17 Салиховская Худайбенда Низам Джалалиддинов
18 Салиховская Ахметово Зайнулла Рахматуллин
19 Салиховская Мурзабулат Атман Ишбулатов
20 Салиховская Жюмазы Джиханша Кульчубеев
21 Таналыкская Шура Фазлуддин Сарлыбаев
22 Таналыкская Нажигиреево Гали-Ахмет Нигматуллин
23 Тангауровская Ишимбетово Галиарслан Мурадов
24 Тангауровская Бол.Юлдыбай Мухамед Габдусалямов
25 Тангауровская Ярмухаметово Салим Ярмухаметов
26 Усерганская Арслангулово Хисам Кучкильдин
27 Усерганская Улканабыш Махмуд Габдулхаким
Тамьян-Катайский кантон
28 Кубеляк-Тиляусская Карагужево Хатман Тураев
29 Кубеляк-Тиляуская Кудашево Джамаледдинов Т.
30 Тамьян-Тангаурская Исхаково Зайнеддинов Г.
31 Тамьян-Тангаурская Имангильдино Халиулла Сафуанов
32 Тамьян-Тангаурская Абзаково Таиб Лукманов
33 Тамьян-Тангаурская Саидкулово Магафуров Н.
34 Тамьян-Тангаурская Абдулгазизово Шагиб Ахмеджанов
35 Тамьян-Тангаурская Талмуруново Джамаледдинов Ш.
36 Учалинская Карагужево Иса Ахмедуллин
Белебеевский кантон
37 Альшеевская Кайны-Кармаш М. Давлеткулов
38 Альшеевская Т.Габдрахман Хуснуддинов Х.
39 Аслыковская Сабынлы Мухаметжамалов М.
40 Киргизмиякинская Янгикункасово Хуснуддинов Н.
41 Туксурановская Актиин Райманов А.
42 Туксурановская Абдулжалилово Хатман Курпясов
Аргаяшский кантон
43 Аргаяшская Метелево Мухамедьяров Х.
44 Аргаяшская Сурмяк Якуб Биккулов
45 Кунашакская Султаново Зариф Садыков
46 Кунашакская Курман Ибрахим Хатманов
47 Мухаметкулуевская Ишкинино Гатаулла Ахмеджанов
48 Мухаметкулуевская Янги Куйгары Мухамед Лукманов
Бураевский кантон
49 Байкибашевская Бардумово Гумер Гильмияров
50 Балаксаевская Бильгушево Габдулла Зайнуллин
51 Бураевская Аширово Назмеддин Шарифов
52 Бураевская Тубян Габдулкадыр Г.
53 Бураевская Кубагушево Нурахмед Ишмухамедов

ЦДУМ неоднократно делало попытки достичь единения с башкирским духовенством, предлагало отказаться от отделенческой политики. Однажды в качестве посредника в БДУ был отправлен казахский казый Куванай, однако, получив в БДУ совет «... не откармливать казыев и муфтия ЦДУ средствами в поте лица добываемыми казакским народом, а организовать отдельный муфтият», он ушел ни с чем.

В 1926 году борьба между БДУ и ЦДУМ достигла особой остроты в связи с подготовкой съездов мусульманского духовенства. Между тем, судя по «приговорам», выработанным во время подготовки к съездам в 1926–1927 гг., у обоих управлений были одинаковые проблемы и требования к властям: предоставить полную свободу вероучения, предоставить духовенству права гражданства, отменить взимание с них подоходного налога, запретить публичное поношение религии, передать в руки мусульманского духовенства обряды рождения, венчания и смерти, провести в жизнь декрет об отделении церкви от государств в полном смысле, не вмешиваясь в религиозные дела верующих. В протоколах собраний проводится мысль о том, что если советская власть – народная, то она должна отказаться от борьбы с религией и перестать быть властью безбожников.

Деятельность двух мусульманских ведомств в Уфе стала объектом пристального внимания Башоблотдела ГПУ, который вынес вопрос о мусульманских центрах на рассмотрение Башкирского обкома ВКП(б). 23 мая 1926 г. состоялось совместное совещание БООГПУ и Башкирского обкома ВКП(б) по работе среди духовенства. Местные власти были настроены поддержать деятельность и притязания Башкирского духовного управления, о чем свидетельствует постанавляющая часть совещания:
…4. Предложить ГПУ усилить осведомительскую работу среди духовенства, применив репрессии по отношению отдельных из них, уличенных в распространении обращений ЦДУ.
5. Считать целесообразным вселение канцелярии Башк. Духовного Управления в помещение Центр. Духовного Управления (Тукаевская, 50).
6. Взять общий курс работы, направленный к прогрессированию действий БДУ.

Башкирский обком партии принимает решение «углубить работу по разложению мусдуховенства по линии отделенчества». Органами РКП(б) и ГПУ использовались всевозможные средства, провоцирующие и разжигающие вражду внутри религий.

30 марта 1927 г. состоялось заседание антирелигиозной комиссии БОК ВКП(б), на котором рассматривался вопрос о съездах мусульманского духовенства. На нем были сформулированы «Выводы о съездах Мусульманского Духовенства в 1926–1927 гг.», где пунктом 12 было записано:
"Необходимо всячески поощрять имеющийся антагонизм между БДУ и ЦДУ" Далее в документе говорится:«...принимая во внимание, что г. Уфа в данное время является центром и резиденцией Духовных управлений, что в Уфе сконцентрированы наиболее видные националы антирелигиозники, просим содействия по линии ВКП(б):
1. Отпустить средства для областной Комиссии Безбожников (предоставленная смета Областным Союзом Безбожников выражается примерно в 21 тыс. рублей).
2. Разрешить выпуск антирелигиозной газеты на башкирском языке, ведущей антирелигиозную пропаганду в особенности среди мусульманского духовенства, и отпустить средства на содержание таковой.
3. Ввести в штат АПО Обкома ВКП(б) ответственного работника, ведущего и направляющего антирелигиозную работу в Башкирии с марта (на эту работу рекомендуем тов. Алтая, бывшего члена пропгруппы, местного национала).
Зав. Агитпропом БОК Уразаев».


Башкирский обком обратился в ЦК ВКП(б) с просьбой увеличить финансирование агитационной пропаганды. Аргументами в пользу необходимости дополнительных усилий и средств на проведение антирелигиозной работы именно в Башкирии были: активизация мусульманского духовенства, а главное – наличие на территории Башкирии двух мусульманских управлений, требующих к себе усиленного внимания, и соперничество между ними.

Таким образом, результатом острого противостояния мусульманских руководящих учреждений стало усиление антирелигиозной политики башкирских властей, изыскание ими дополнительных средств на борьбу с религией, учреждение антирелигиозного отдела БОК ВКП(б) со своим штатом, начало издания антирелигиозного журнала на башкирском языке, который получил название «Аллахыз» («Безбожник»).

Существование двух мусульманских центров в Башкирии, сопровождавшееся бесконечными взаимными упреками, претензиями, борьбой за сферы влияния, отнюдь не способствовало укреплению положения мусульманской веры, а лишь облегчило властям задачу уничтожения мусульманских религиозных общин и ислама в целом. В 1936 г. были арестованы и в 1938 г. расстреляны все члены и ЦДУМ и БДУ. Ослабленные в борьбе друг с другом мусульманские управления – Башкирское и Центральное – не смогли противостоять ударам воинствующего атеизма, нанесенным религии в 30-е годы. Этот печальный опыт следовало бы учесть тем, кто сегодня пытается разобщить мир ислама, играя на национальных чувствах верующих.

Возобновление деятельности Духовного управления мусульман Башкортостана началось с принятием нового религиозного законодательства РСФСР и РБ в 1992 году.

В августе 1992 года из ДУМЕС выделилиось Духовное управление мусульман Республик Башкортостан. Устав ДУМ РБ принят 21 августа 1992 г., зарегистрирован в Кировской администрации г. Уфы, юридический адрес – Уфа, Гоголя, 21. Входит во Всероссийский координационный центр в Москве. В 1992–1996 гг. ДУМ РБ издавало газету “Ислам и общество”, котоорая выходила крайне нерегулярно.

Председатель – муфтий Нурмухамет Магафурович Нигматуллин. Башкир. Родился 1946 г. в г. Сибай (БАССР), в многодетной семье. Закончив среднюю школу, работал автослесарем, служил в рядах Советской армии. В 1975 г. закончил бухарское медресе Мир-Араб, в 1979 г. – Ташкентский Исламский институт, в 1982 г. обучался в исламском университете в Дамсаке (Сирия). В 1979-1983 гг. – секретарь ДУМЕС, в 1983 г. назначен имам-хатибом к Уфимской соборной мечети. Проживает в Уфе.

В ведении ДУМ РБ 1995 г. насчитывалось 230 приходов.

Мусульманские религиозные общины, зарегистрированные в ДУМ РБ в 1995

Район Населенный пункт Район Населенный пункт
1 Абзелиловский Абдулмамбетово 111 Краснокамский Куяново
2 Абзелиловский Альмухаметово 112 Краснокамский Николо-Березовка
3 Абзелиловский Амангильдино 113 Краснокамский Новокабаново
4 Абзелиловский Аскарово 114 Кугарчинский Бикбулатово
5 Абзелиловский Атавды 115 Кугарчинский Бикечево
6 Абзелиловский Бурангулово 116 Кугарчинский Калдарово
7 Абзелиловский Ишбулдино 117 Кугарчинский Мраково
8 Абзелиловский Ишкулово 118 Кугарчинский Сатлык
9 Абзелиловский Кидрасово 119 Кугарчинский Семено-Петровское
10 Абзелиловский Кушеево 120 Кугарчинский Юмагузино
11 Абзелиловский Салаватово 121 Кугарчинский Якшимбетово
12 Абзелиловский Ташбулатово 122 Кугарчинский Янаул
13 Абзелиловский Утяганово 123 Кумертауский Кумертау
14 Альшеевский Кармышево 124 Куюргазинский Кутлуюлуво
15 Альшеевский Слак 125 Куюргазинский Таймасово
16 Альшеевский Шафраново 126 Куюргазинский Якутово
17 Архангельский Абзаново 127 Куюргазинский Якшимбетово
18 Архангельский Архангельское 128 Мелеузовский Абитово
19 Архангельский Тереклы 129 Мелеузовский Кутушево
20 Аскинский Аскино 130 Мелеузовский Шарипово
21 Аскинский Бильгиш 131 Мечетлинский Азикеева
22 Аскинский Карткисяк 132 Мечетлинский Азнагулово
23 Аскинский Кашкино 133 Мечетлинский Алегазово
24 Аскинский Кубязы 134 Мечетлинский Большая Ока
25 Аскинский Упканкуль 135 Мечетлинский Большеустикинское
26 Аскинский Утяшино 136 Мечетлинский Бугаджимо
27 Аургазинский Исмагилово 137 Мечетлинский Дуван-Мечетлино
28 Аургазинский Ишлы 138 Мечетлинский Кутушево
29 Аургазинский Мустафино 139 Мечетлинский Б.Кызылбаево
30 Аургазинский Ново-Адзитарово 140 Мечетлинский Лемез-Тамак
31 Аургазинский Султанмуратово 141 Мечетлинский Мелекесово
32 Аургазинский Толбазы 142 Мечетлинский Нов.Мещерово
33 Баймакский Баимово 143 Мечетлинский Муслимово
34 Баймакский Баишево 144 Мечетлинский Юнусово
35 Баймакский Баймак 145 Мечетлинский Яушево
36 Баймакский Буранбаево 146 Миякинский Баязитово
37 Баймакский Идрисово 147 Миякинский Киргиз-Мияки
38 Баймакский Иткулово-1 148 Миякинский Миякибашево
39 Баймакский Ишей 149 Нефтекамский Амзя
40 Баймакский Карамалы 150 Нефтекамский Нефтекамск
41 Баймакский Кусеево 151 Нефтекамский Нефтекамск
42 Баймакский Муллакаево 152 Нуримановский Бикмурзино
43 Баймакский Сибай Ст. 153 Нуримановский Истриково
44 Баймакский Сибай г. 154 Нуримановский Красная Горка
45 Баймакский Сибай с/хоз 155 Нуримановский Красный Ключ
46 Баймакский Тавлыкаево 156 Нуримановский Новокулево
47 Баймакский Темясово 157 Нуримановский Павловка
48 Баймакский п.Тубинский 158 Октябрьский Октябрьск
49 Баймакский Чингизово 159 Салаватский Алькино
50 Баймакский Юлук 160 Салаватский Аркаулово
51 Баймакский Н.Яикбаево 161 Салаватский Ахуново
52 Баймакский Яковлевка 162 Салаватский Идельбаево
53 Баймакский Янгазино 163 Салаватский Комсомол
54 Баймакский Яратово 164 Салаватский Кусепеево
55 Бакалинский Гурдыбашево 165 Салаватский Лагерево
56 Бакалинский Ст.Куручево 166 Салаватский Лаклы
57 Бакалинский Новокатаево 167 Салаватский Малояз
58 Белебеевский Метевбаш 168 Салаватский Малояз
59 Белебеевский Ново-Сараево 169 Салаватский Мечетлино
60 Белебеевский Тузлукушево 170 Салаватский Мурсалимкино
61 Белокатайский Кирикеево 171 Салаватский Насибаш
62 Белокатайский Ургала 172 Салаватский Терменево
63 Белокатайский Утяшево 173 Салаватский Турнали
64 Белокатайский Яныбаево 174 Салаватский Урманчино
65 Белорецкий Белорецк 175 Салаватский Чулпан
66 Белорецкий Инзер 176 Салаватский Юлаево
67 Белорецкий Кагарманово 177 Стерлибашевский Стерлибашево
68 Белорецкий Серменево 178 Стерлибашевский Турмаево
69 Бижбулякский Кенгер-Менеуз 179 Стерлибашевский Яшерганово
70 Бирский Бирск 180 Стерлитамакский Аючево
71 Бурзянский Абдулмамбетово 181 Стерлитамакский г. Стерлитамак
72 Бурзянский Старомунасипово 182 Туймазинский Бишкураево
73 Бурзянский Старо-Субхангулово 183 Туймазинский Зигитяк
74 Гафурийский Красноусольский 184 Туймазинский Ильчембетово
75 Гафурийский Утяково 185 Туймазинский Кандра-Кутуй
76 Гафурийский Янгискаин 186 Туймазинский Субхангулово
77 Давлекановский г.  Давлеканово 187 Туймазинский Ст.Туймазы
78 Давлекановский Дюртюли 188 Туймазинский Чукадыбашево
79 Давлекановский Мекяшево 189 Уфа, Кировский. Сочинская 43/2,
80 Дуванский Ариево 190 Уфа Калининский Шакша
81 Дуванский Каракулево 191 Уфа Октябрьский Ватутина,14а
82 Дуванский Месягутово 192 Учалинский Ахуново
83 Дюртюлинский г.  Дюртюли 193 Учалинский Н.Байрамгулово
84 Дюртюлинский Исмаилово 194 Учалинский Кубагушево
85 Дюртюлинский Куккуяново 195 Учалинский Мулдашево
86 Дюртюлинский Юкаликуль 196 Учалинский Уразово
87 Зианчуринский Абзаново 197 Учалинский Учалы
88 Зианчуринский Баш Угринка 198 Учалинский г. Учалы
89 Зианчуринский Исянгулово 199 Федоровский Акбулатово
90 Зианчуринский Кужанак 200 Федоровский Бала-Четырман
91 Зианчуринский В. Муйнак 201 Федоровский Балыклы
92 Зианчуринский Серегулово 202 Федоровский Батырово
93 Зианчуринский Утягулово 203 Федоровский Каралачик
94 Зилаирский Кашкарово 204 Федоровский Новояушево
95 Зилаирский Матраево 205 Федоровский Юрматы
96 Зилаирский Юлдыбаево 206 Хайбуллинский Акъяр
97 Зилаирский Ямансаз 207 Хайбуллинский Байгускарово
98 Ишимбайский Иткулово 208 Хайбуллинский Валитово
99 Ишимбайский Ишимбай 209 Хайбуллинский Мамбетово
100 Ишимбайский Кузяново 210 Хайбуллинский Мурзино I
101 Ишимбайский Петровское 211 Чекмагушевский Имянликулево
102 Ишимбайский Термень-Елга 212 Чекмагушевский Ст.Калмашево
103 Ишимбайский Урман-Бишкадак 213 Чекмагушевский Каразиреково
104 Калтасинский Краснохолмский 214 Чекмагушевский Чекмагуш
105 Кигинский Абзаево 215 Чишминский Арово
106 Кигинский Елангино 216 Чишминский Кляшево
107 Кигинский Верхние Киги 217 Шаранский Нижнезаитово
108 Кигинский Нижние Киги 218 Шаранский Тархан
109 Краснокамский Новый Буртюк 219 Шаранский Юмадыбашево
110 Краснокамский Старый Буртюк  

С начала нового тысячелетия численность приходов ДУМ РБ заметно возросла.


Приложение 1.

ПРЕДСЕДАТЕЛИ ДУХОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН
Муфтии Республики Башкортостан

МРЯСОВ Сагит Губайдуллович (1880–1932), учился в медресе в родной деревне Мрясово Кипчакской волости Оренбургской губернии, стал имамом. Участник башкирского национального движения, член правительства Башкирской автономии в 1917 г., в 1918 г. – редактор газет «Мухбир» и «Башкорто». В составе Башкирского правительства отвечал за духовное управление. В 1918–1920 гг. – зав. статистическим отделом НКВД Башреспублики. Писатель.
Юнусова А.Б. Из истории Духовного управления Республики Башкортостан. Документальная хроника // Археография Южного Урала. Уфа, 2004. С. 183–190.

ХАЛИКОВ Мансур Хатыпович (1886 – 1934), муфтий ДУМ Башреспублики в 1921-1923 гг. Родился в д. Большое Утяшево Кальчир-Табынской вол. Уфимского уезда в семье мугаллима. В 1908 г. закончил Троицкое медресе «Расулия», затем – Уфимское медресе «Галия», мугаллим медресе в Утяшево. Делегат губернского крестьянского съезда в Уфе в 1917 г., Всероссийского Учредительного Собрания в 1918 г. В 1918-1921 гг. работает в Наркомате юстиции Малой Башкирии, в Башнаркомпросе. В марте 1921 г. на I Башкирском духовном курултае избирается муфтием, главой Башкирского духовного ведомства. С 1923 г. – рядовой мулла. В 1929 г. репрессирован, умер в исправительно-трудовом лагере на строительстве Магнитки в 1934 г. Посмертно реабилитирован в 1991 г.
Кутушев Р. Первый башкирский муфтий // «Известия Башкортостана». 1994, 25 февраля. С. 3; Юнусова А. Б. Ислам в Башкортостане. Уфа, 1999.

ГАТАУЛЛИН Мутыгулла (1975 – 1936), муфтий ДУМ Башреспублики в 1923-1936 гг. Родился в д. Кунашак Шадринского уезда Екатеринбургской губернии, в семье муллы. Закончил Кунашакск-ое медресе, до 1923 г. служил имам-хатыбом мечети I прихода д. Кунашак Аргаяшского кантона Башкирии. В 1923 г. на II Башкирском духовном курултае избирается муфтием, председателем Духоного управления мусульман Башреспублики. В 1926-1928 гг. является редактором органа БДУ журнала «Дианат». Скончался 4 июня 1936 г., похоронен в Уфе на магометанском кладбище.

КАМАЛЕТДИНОВ МУТАГАР МИРХАЙДАРОВИЧ (1885–1938), после смерти Мутыгуллы Гатауллина исполнял обязанности муфтия, председателя ДУМ Башреспублики. Арестован 23 июля 1936 г., в мае 1938 г. приговорен к расстрелу. Посмертно реабилитирован в 1956 г.
Юнусова А. Б. Ислам в Башкортостане. Уфа, 1999.

НИГМАТУЛЛИН Нурмухамет Магафурович (родился в 1946 г. в г. Сибае Баймакского р. Башкирской АССР), муфтий Духовного управления мусульман Республики Башкортостан с августа 1992 г. Окончив среднюю школу, работал автослесарем, служил в рядах Советской Армии. Закончил медресе Мир-Араб в 1975 г. и Ташкентский Исламский Институт в 1979 г. В 1982 г. обучался в Дамаскском исламском университете (Сирия). В 1979-83 гг. – секретарь ДУМЕС, с 1983 г. имам Уфимской Соборной мечети. В августе 1992 г. избран муфтием, председателем Духовного управления мусульман Республики Башкортостан.
Юнусова А. Б. Ислам в Башкортостане. Уфа, 1999.


карта сайта
Все права защищены © 2009
Официальный сайт
Духовного управления мусульман Республики Башкортостан
Создание сайтов в Уфе
«Экспресс лаб»