Мы в соцсетях

История образования Духовного управления мусульман Башкортостана

Период с 1917 по 1921 гг.

В начале XX века башкирское духовенство, общественность стали выступать за реформирование существующего мусульманского собрания (1905 г.), затем с 1917 года — за учреждение самостоятельного Духовного управления Башкортостана. Еще в 1905 году сельское общество башкир Усерганской волости Орского уезда Оренбургской губернии направило записку Председателю Кабинета министров С. Ю. Витте «О насущных нуждах башкирского народа», где речь шла в основном о религиозных делах.
В этом плане большой интерес представляет протокол Уфимского губернского совещания дове­ренных башкирских волостей для обсуждения вопросов, «касающихся магометанской религии и вообще нужд башкирского народа» (Уфа, 22, 23, 25 июня 1905 г.). Председателем этого мероприятия выступил Шакир Тукаев, известный башкирский религиозный деятель, депутат Госдумы Российской империи II и III созывов.

В то же время следует подчеркнуть, что в ходе революционных потрясений 1917 года ислам не стал той политической силой, которая консолидировала и вдохновляла бы башкирский народ в его борьбе за самоопределение. Аналогичная картина наблюдалась и в Казахстане. Казахский историк А. К. Султангалеева писала по этому поводу, что «…массовое освободительное движение и элитарная идеология национализма не формировалась под воздействием ислама», поскольку, по ее мнению, в казахском обществе отсутствовали «необходимые идейные и организационные условия для зарождения политического движения в религиозной оболочке.
Тем не менее само башкирское духовенство в большинстве своем выступило активным носи­телем стремления народа к самоопределению, коренным преобразованиям, в том числе в области религии. Недаром после Февральской революции 1917 года в связи с зарождением башкирского национального движения религиозный вопрос приобрел определенную значимость. Известный башкирский религиозный и политический деятель Габдулхай Курбангалиев, придерживающийся по вопросам религии консервативной позиции и объявивший себя кадимистом, в ходе подготовки I Всебашкирского курултая (съезда) настаивал, что «…в программе деятельности съезда центральное место должна занять защита религии».
Г. Курбангалиев активно отстаивал идею самостоятельного башкирского духовного управления, ссылаясь на то, что необходимо «выйти из подчинения татарскому магометанскому управлению, так как это было одним из источников татарского засилья над баш­кирами». Именно он и его последователи из Аргаяша проявляли особую активность в деле учреж­дения самостоятельного духовного управления Башкортостана.

Однако в ходе первых башкирских съездов (I курултай — Оренбург, 20-27 июля 1917 г.; II курул­тай — Уфа, 25-29 августа) религиозный вопрос специально не обсуждался, вопреки стараниям Г. Курбангалиева. Тем не менее I курултай принял положение о духовных школах, которые вместе с учителями «будут в ведении избранного населением коллегиального управления». Оно должно было находиться при Духовном управлении. В данном случае имелось в виду ЦДУМ. Следует отметить, что уже тогда некоторые делегаты съезда, хотя робко, выступили с поддержкой инициативы Г. Курбангалиева об учреждении собственного духовного управления, считая, что деятельность ЦДУМ не отвечает интересам башкир.
В итоге вопрос о духовном управлении был включен в повестку дня III Всебашкирского учредительного съезда, который состоялся с 8 по 20 декабря 1917 года в Оренбурге. Этот съезд утвердил провозглашенную 15 ноября 1917 года Центральным башкирским шуро территориальную автономию Башкортостана и образовал Башкирское правительство, в составе которого был отдел духовных дел, заведующим был назначен Сагит Мрясов.
В III Учредительном курултае участвовало немало представителей духовенства, ратовавших за создание самостоятельного религиозного учреждения, отдельного от ЦДУМ Внутренней России и Сибири, где верховодили, как считали лидеры Башкирского национального движения, татарские муллы.

Было налицо, как видно из резолюции «О духовном управлении», стремление упорядочить систе­му руководства религиозными делами мусульман Башкортостана. Недаром в постановлении были четко определены права и обязанности муфтия и других служителей культа, различных духовных учреждений, начиная с Высшего духовного съезда, Главного духовного управления и заканчивая кантонными, волостными и приходскими управлениями.
Необходимо отметить, что съезд подошел к религиозным делам довольно демократично, в духе требований джадидистского или реформаторского движения. Первый пункт резолюции «О духовном управлении» гласил: «1. Религия отделена от государства. Государство не обеспечивает и не назна­чает духовенство; 2. Правительство все религии Башкортостана признает равноправными общест­венными учреждениями и в общих положениях считает их одинаковыми»184.

Положение «О духовном управлении» предусматривало выборность приходских, волостных и кантонных мусульманских управлений, делегатов Духовного управления, муфтия, членов Главного духовного управления. Члены местных духовных учреждений тоже избирались на духовных курултаях и собраниях. Притом выборы проходили вполне демократично, тайным голосованием. Правом голоса наделялись и женщины.
Следует отметить, что хотя религия отделялась от государства, в постановлении (резолюции) по духовным делам не было жесткого разделения ислама и государства, религии и школы.
Так, Башкирское правительство должно было выдавать свидетельство духовным лицам, избран­ным членами Главного духовного управления, или, например, дело об обжаловании итогов выборов шайхуль-ислама (муфтия) подлежало рассмотрению Пленумом Правительства Башкортостана. Что касается школьного дела, здесь тоже отсутствовало четкое разграничение духовного и светского образования. Еще I Всебашкирский съезд в своей резолюции по делам просвещения записал: «…с рекомендации населения и утверждения уездной комиссии имамы, муллы могут быть учителя­ми», имея в виду светские школы.
Раздел резолюции «Об управлении духовными делами ислама» состоял из пяти пунктов, где были определены основные задачи учреждаемого будущего Духовного управления:

  • Мусульмане Башкурдистана организуют общее духовное управление и союз.
  • Основы и положения Духовного управления вырабатывает духовный Курултай, но до оконча­тельной организации общего Духовного управления и выработки основ закона первый Курултай Башкурдистана вырабатывает временное положение.
  • Будущий духовный Курултай может изменить эти основы и выработать их по своему усмот­рению, но все же во всех обязательствах духовный Курултай не может вынести решения против постановления Башкурдистана об отношении религии к Правительству (государству) и об основе гражданского закона.
  • Следующий духовный Курултай организует обложение на нужды духовных дел.
  • Духовное управление, будучи автономным, по своей линии имеет право открывать духовные и другие духовно-культурные и просветительные учреждения (мектебе, медресе, библиотеки и прочие).

В подготовке проекта учреждения Духовного управления мусульман Башкортостана принял участие выдающийся религиозный деятель, ученый-богослов, писатель, в то время казый (кади) ЦДУМ Ризаитдин Фахретдинов, вошедший в состав предпарламента (Кси-курултай) Башкирской территориальной автономии. Надо полагать, что в этом деле участвовали А.-З. Валиди, С. Мрясов, Н. Тагиров и другие башкирские деятели, имеющие религиозное образование.
По целому ряду причин, прежде всего из-за ареста членов Башкирского правительства в феврале 1918 года и начала Гражданской войны на территории Башкортостана, организационные вопросы создания ДУМ Башкортостана не были решены. Лишь 2 октября 1918 года состоялся съезд Баш­кирского духовного управления, который рассмотрел некоторые проблемы, в частности, вопрос о шайхуль-исламе, или муфтии, утвердил распределение приходов по кантонным управлениям*. Однако в документе о назначении казыев перечислены только восемь кантонов, в которых казыями духовных управлений стали:
Токсуранский кантон — Бакир Гайсин; Джитировский (Семиродный) кантон — Габдрашит Гумеров; Кипчакский кантон — Хабибкулуй Султангужин; Юрматынский кантон — Зилнур (скорее, Зиннур Татигачев); Усерганский кантон — Мирсаяф Алчинбаев; Бурзянский кантон — Абубакир Хусаинов; Аргаяшский кантон — Мухамед-Габдулхай Курбангалиев; Яланский кантон -Ахмедвали Габдулхаев.

Председателем этого съезда был Сагит Мрясов, видный деятель башкирского национального движения, получивший как светское, так и духовное образование. Однако он не был муфтием Башкирского духовного управления, как об этом писали А. Б. Юнусова, М. Г. Валиева, А. Ярмуллин и др.
Указанные авторы, излагая эту версию, ссылаются на «Воспоминания» А.-З. Валиди, где он, говоря об отношении к С. Мрясову Хурматуллы Идельбаева, участника башкирского движения, вскользь, в ироничной форме в кавычках назвал С. Мрясова нашим «муфтием». На деле он не изби­рался муфтием, а был членом Правительства Башкортостана, где заведовал религиозными делами.
С полным основанием можно говорить, что муфтием Духовного управления мусульман Башкорто­стана в 1918 году был известный религиозный и политический деятель, депутат I Государственной думы Шагишариф Матинов. Об этом свидетельствует архивный документ, где речь идет о кончине Ш. Матинова, муфтия Башкирии, 4 февраля 1919 года. При этом Правительство Башкортостана просило своих служащих почтить память почившего своим присутствием при отпевании.

8 октября 1918 года, на страницах газеты «Вестник Башкирского правительства» появилась статья, посвященная Духовному управлению мусульман Башкортостана. В ней отмечалось, что обособление от Духовного управления мусульман внутренней России и Сибири значимо и важно. По мнению автора, Духовное управление мусульман Башкортостана является лишь филиалом нацио­нального управления, т. е. Башкирского правительства. Поэтому было подчеркнуто, что «со временем его деятельность будет абсолютно самостоятельной. Его будут избирать только религиозные дея­тели, духовенство и представители приходов. Оно в отличие от Уфимского духовного управления, считающегося с политикой Национального управления (здесь имелись в виду центральные властные органы царского правительства и губернские властные структуры. — М. К.), не будет связано с пра­вительством и не будет его органом». Автор данной статьи в качестве примера обратился к устройству папской власти у католиков: «Папа не различает итальянцев, французов и немцев. Башкиры тоже желают поставить таким образом деятельность мусульманского духовенства, чтобы Духовное управ­ление мусульман Башкортостана было разновидностью такой деятельности. Условием осуществления этого является независимость Духовного управления от каких-либо национальных органов управле­ния или правительства.
Такой путь выбран Духовным управлением Башкортостана».
В связи с началом Гражданской войны на территории Башкортостана в июне 1918 года в Челя­бинске было восстановлено Башкирское правительство, возглавляемое временно С. Мрясовым, которое 1 июля 1918 года опубликовало «Обращение Башкирского правительства к народу». В нем содержался призыв к вооруженной борьбе против большевиков. В «Обращении» острой критике подверглась политика советского правительства по религиозным вопросам и речь шла о защите религии.
В условиях войны Духовное управление не приостановило свою деятельность.
Башкирское правительство, находясь в лагере белых, при формировании национальных частей для поддержания порядка, высокой дисциплины и боевого духа солдат ввело институт полковых мулл. Особым приказом БВС (Башкирский военный совет) в башкирские части назначались муллы «на тех же основаниях, на каких назначаются священники в казачьих частях».
Полковые муллы исполняли роль политкомиссаров в башкирских частях. Наряду с религиозной проповедью они разъясняли башкирским солдатам цели и задачи борьбы против большевиков, издевающихся, по мнению руководителей башкирского движения, «над верой и совестью народа», «убивающих мусульман и разрушающих их мечети». 1 октября 1918 года активный участник баш­кирского движения Нуриагзам Тагиров был назначен муллой 2-го башкирского полка.
Многие муллы, вошедшие в Башкирское духовное управление, воевали в башкирских белых частях. Среди них Ишмухамет Агишев, Хамидулла Аиткулов, ишан Харрас Айдаров, Шакир Зиянбатов, Габбас Ишкинин, Мухамет Субхангулов и др. Представители мусульманского духовенства выпол­няли поручения БВС и другого порядка. В частности 8 июля 1918 года по распоряжению Башвоен- совета член БВС Файзрахман Габитов был командирован на фронт «…для оказания помощи к приготовлению Ураза-байрам».

Как видно из сообщения газеты «Вестник Башкирского правительства» от 26 августа 1918 года, Духовное управление Башкортостана приступило к работе (Оренбург). Здесь же указывается, что имам Сагит Мрясов выехал в Уфу, чтобы привезти необходимые для религиозного управления материалы, хранящиеся в ЦДУМ.
Между тем к осени 1918 года общественно-политическая обстановка в Башкортостане сильно изменилась, что было связано с колчаковским «государственным переворотом» 18 ноября 1918 года. Он объявил себя Верховным правителем России, заявив, что «идеей единой и неделимой России не поступится», и дал приказ о роспуске всех национальных правительств, а также их воинских частей.
В этих условиях 6 февраля 1919 года Башкирское правительство и войска перешли на сторону Советов. 20 марта 1919 года было подписано «Соглашение Центральной советской власти с Баш­кирским правительством о советской автономии Башкирии». Таким образом, Башкирская автономия была признана де-юре Центром. Поэтому на территорию так называемой Малой Башкирии (до 1922 года) распространились законодательные акты и положения РСФСР об отделении церкви от госу­дарства и школы от церкви.
Разумеется, в условиях Гражданской войны тяжелейшее положение Башкирской автономной республики в начале 20-х годов XX века не давало возможности заниматься религиозными вопросами ни Башревкому, ни Духовному управлению Башкортостана. По мнению наших исследователей, чле­ны духовного ведомства находились в этот сложный период на довольствии Башкирского правитель­ства (сначала Башревкома, затем с июля 1920 года Башсовнаркома). Председатель Башсовнархоза Г. Карамышев из средств Башревкома выдал духовному ведомству 10 тысяч рублей «до возвращения на территорию Башкирии».
Лишь в марте 1921 года башкирское духовенство в с. Аллагуват Стерлитамакского кантона про­вело съезд мусульман Малой Башкирии, названный духовным курултаем, фактически восстановив Духовное управление мусульман Башкортостана. Муфтием обновленного Духовного управления мусульман стал мугаллим Мансур Хатыпович Халиков.
Башкирскому духовному управлению тогда были подведомственны мусульманские приходы лишь ряда кантонов Малой Башкирии: Аргаяшский, Зилаирский, Тамьян-Катайский и Стерлитамак­ский. Кроме того, управление имело влияние на некоторые прилегающие казахские приходы и один мухтасибат в Татарской АССР (территория бывшего Мензелинского уезда). Интересно отметить, что резиденция Духовного управления мусульман Башкортостана находилась в Стерлитамаке, в здании правительства Башкирской АССР.
Таким образом, в бурные послереволюционные годы было положено начало существованию фактически с 1917 года Духовного управления мусульман Башкортостана, которое функционировало в сложнейших условиях борьбы против религии до середины 30-х годов XX века и вновь возобновило свою работу лишь в августе 1992 года.


Приложение к главе Заведующему отделом

Вх. № 65 04.02.1919

Сегодня в 1 ч. 30 мин. дня состоится вынос тела почившего Муфтия Башкирии Шагишарифа Матинова. Отпевание состоится на площади при нагорной мечети.

Правительство Башкирии просит своих служащих почтить память почившего своим присутствием при отпевании. 

Член Правительства (подпись неразборчива).


Восстановление Духовного управления мусульман РБ.
Период с 1992 гг. по сегодняшний день.

Политика реформирования советского общества коснулась и сферы религии. Как известно, коммунистическая партия признавала лишь одну идеологию — марксистско-ленинскую с ее резко отрицательным отношением к любой религии. Политика атеизма сопровождалась репрессивными мерами в отношении религиозных служителей, в целом верующих. Поэтому идеологический кризис компартии способствовал возрождению религиозного сознания населения. В условиях гласности и демократизации общественно-политической жизни наблюдался рост интереса населения к тради­ционным религиям, благо, власти перестали чинить препятствия этому процессу. 20 июня 1991 года Верховным Советом Башкирской Республики был принят закон «О свободе совести и религиозных организациях Башкирской ССР». При Совете Министров был открыт Совет по делам религии. Важно то, что эти меры привели к появлению новых религиозных, в том числе исламских организаций. По мнению одного из активных сторонников создания религиозных муфтиятов Аширова Нафигулль- хазрата, «…создание Духовного управления мусульман РБ — это не чья-то выдумка, не какая-то импровизация на религиозной почве, а требование времени. Как вы знаете, империи везде распадаются. Они доказали свою несостоятельность. В настоящее время мы просто наблюдаем один из этих процессов: распад империи в религиозной сфере. И это проходит немножко болезненно. Но тем не менее мусульмане Республик Башкортостан и Татарстан решили организовать свои духовные центры. Так же решили мусульмане трех областей: Саратовской, Волгоградской и части Пензенской. Из Сибири сообщили, что создают Духовное управление мусульман Западной Сибири. Это нормальный процесс, который не остановить ни угрозой, ни силой. Я уверен, что отдельные духовные управления будут созданы в Крыму и Прибалтике». Далее он продолжил, что «…образование отдельных духовных управлений связано с необходимостью решения местных проблем: не нужно, например, чтобы из Иркутска человек ехал в Уфу для визирования у муфтия устава новой общины. Люди по нескольку дней находились в Уфе, дожидаясь муфтия. Хотя были созданы мухтасибатские правления на местах, они фактически не обладали никакими полномочиями. Теперь духовные управления, взаимодействуя с государственными органами и местными властями, сами могут решать свои проблемы на местах».
Нурмухамет-хазрат, избранный муфтием ДУМ РБ, объяснил факт появления нового духовного управления в Башкортостане тем, что «ДУМЕС правит мусульманами от Прибалтики до Камчатки и от Санкт-Петербурга до Астрахани. В таком огромном регионе один-единственный муфтий не мог удовлетворить потребности всех религиозных общин. В последнее время все чаще раздавались требования общественности, мусульман о необходимости создания отдельного духовного управления. Я сам лично всегда был против его создания. Но последние события в Набережных Челнах и в Уфе. а также болезнь муфтия ускорили все процессы.
Образование отдельного духовного управления — это требование времени, требование народа, нашей современности».
В этой обстановке по инициативе Нурмухамет-хазрата — имам-хатыба Уфимской соборной мечети, Нафигуллы-хазрата — управляющего делами ДУМЕС, при прямой поддержке БНЦ «Урал» и БНП 21 августа 1992 года в Уфе был созван Учредительный съезд религиозных деятелей Баш­кортостана. В его работе участвовали около 300 представителей от 120 приходов. Все делегаты этого форума единогласно проголосовали за образование отдельного Духовного управления мусульман РБ (ДУМ РБ), так как ДУМЕС не соответствовало их чаяниям и желаниям. На съезде был избран председатель (муфтий) ДУМ РБ. Им стал Нурмухамет-хазрат Нигматуллин. Первым его заместителем был избран Нафигулла-хазрат Аширов. В состав президиума ДУМ РБ вошли также заместитель муфтия Ришат-хазрат Рафиков, Аглям-хазрат Газизов и Гусман-хазрат Исхаков. Деле­гаты съезда утвердили Устав ДУМ РБ, который 1 сентября 1992 года был зарегистрирован в Совете по делам религии при СМ РБ.
Делегаты Учредительного съезда приняли Обращение к мусульманам, проживающим в Башкор­тостане, которое гласило: «…из-за появившихся недоразумений в ДУМЕС, не отвечающих канону ислама, в соответствии с изменившейся обстановкой и требованиями времени представители мусульманских религиозных кругов приняли следующие решения:

  • мусульмане Башкортостана образовали свое Духовное управление с избранием его руково­дителей;
  • учреждение этого управления порождает у нас надежду на укрепление религиозных, поли­тических, социальных и национальных связей с мусульманами, проживающими на сопредельных территориях Башкортостана, а также в зарубежных странах. В дальнейшем считаем необходимым установить братские отношения со всеми мусульманами мира;
  • надеемся, что образование Духовного управления мусульман РБ поможет укреплению дружеских и братских отношений между мусульманами республики;
  • всецело поддерживаем план создания в братском Татарстане своего Духовного управления и уверены в установлении с ним тесных взаимоотношений…».
  • ноября 1992 года ДУМ РБ провело II внеочередной съезд мусульман республики, в котором приняло участие 249 делегатов из 142 приходов Башкортостана. На съезде был рассмотрен ряд важных для мусульман республики вопросов.

Делегаты II внеочередного съезда подтвердили свою полную поддержку руководства Духовного управления мусульман Башкортостана и одобрили деятельность на пути его становления как независимого духовного центра, отвечающего интересам мусульман Республики Башкортостан.
Съезд призвал всех мусульман республики крепить единство исламской уммы на незыблемых основах Священного Корана и сунны пророка.
В заключение были зачитаны суры и аяты Священного Корана, и съезд закончил работу, приняв решение отозвать своих делегатов, которые прошли регистрацию для участия в съезде ДУМЕС.
22 октября в Казани состоялся съезд мусульман Татарстана. В нем участвовал 291 делегат от 166 приходов республики, также принимали участие религиозные деятели соседних республик и регионов. За день до съезда состоялось заседание Высшего координационного центра Духовных управлений (ВКЦ ДУ), созданного 30 сентября 1992 года в Москве, целью которого являлось сохра­нение единства мусульман во взаимовыгодном и равноправном сотрудничестве в семье исламских народов для более полного удовлетворения религиозных потребностей мусульманского населения и на этой основе наращивание вклада последователей ислама в дело духовного и нравственного воспитания общества. В состав этих управлений вошли десятки мухтасибатов, сотни приходов, три медресе (из четырех существующих), общественно-религиозные организации и ряд регионов, вышед­ших из состава бывшего ДУМЕС. На съезде мусульман в Казани был утвержден список учредителей Высшего координационного центра Духовных управлений мусульман, куда вошли:

  1. Духовное управление мусульман Республики Татарстан, муфтий Габдулла-хазрат Галиуллин.
  2. Духовное управление мусульман Республики Башкортостан, муфтий Нурмухамет-хазрат Нигматуллин.
  3. Межрегиональное Духовное управление мусульман Среднего Поволжья, имам-мухтасиб Мукаддас-хазрат Бибарсов.
  4. Религиозное объединение мусульман Пермской, Кировской областей и Удмуртии, имам-мух­тасиб Наиль-хазрат Сахибзянов.
  5. Мухтасибат Тюменской и Курганской областей, имам-мухтасиб Галимжан-хазрат Бикмуллин.
  6. Духовное управление мусульман стран Прибалтики и Белоруссии.
  7. Религиозное объединение мусульман «Байт-Аллах», г. Москва, имам-шейх Махмут-хазрат Валитов.
  8. Мухтасибат Свердловской и Челябинской областей, имам-мухтасиб Гумар-хазрат Валиев.
  9. Духовное управление мусульман Крыма, Саит-Жалил-хазрат Ибрагимов.
  10. Религиозное мусульманское объединение «Камяметдин», г. Бугуруслан, имам-хатыб Исма- гил-хазрат Шангареев.

На повестке дня Высшего координационного совета были следующие вопросы:

  1. Образование Высшего координационного центра.
  2. Принятие Устава Высшего координационного центра.
  3. Выборы председателя Высшего координационного центра.

По всем пунктам были выступления и предложения делегатов, после чего при единогласном голосовании был утвержден каждый пункт списка учредителей. Председателем ВКЦ ДУ был избран муфтий ДУМ РТ Габдулла-хазрат Галиуллин.
В религиозном движении в Башкортостане не все однозначно. Но ясно одно: ислам постепенно укрепляет свои позиции в республике, о чем свидетельствует широкое строительство мечетей, медресе в городах и районах РБ. Влияние ислама все более и более распространяется среди молодежи.

Хадис дня

Передают со слов Абу Хурайры (да будет доволен им Аллах) что Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Пекущийся о вдове и неимущем подобен сражающемуся на пути Аллаха или тому, кто молится (все) ночи напролёт и (постоянно) постится днём».

— аль-Бухари и Муслим
Advertisement